Allasko (lashevchenko) wrote,
Allasko
lashevchenko

Categories:

Еще про "убийства чести": комментарий эксперта по исламу

Вот возникла, к сожалению, в человеческой истории такая противоестественная мерзость, как т.н. "убийства чести". На определенном этапе развития человеческой цивилизации было весьма распространено, но в отсталых культурах сохранилось и по сей день. Из Википедии: "Убийство чести — убийство члена семьи, чаще всего (но не обязательно) женского пола, совершённое родственниками за навлечение на семью бесчестия. Под бесчестием обычно подразумеваются запретные в данной культуре действия сексуального характера: супружеская измена, добрачный секс, изнасилование, гомосексуальные отношения и др., а также вероотступничество.

По оценкам ООН за 2010 год ежегодно в мире происходит около 5 тысяч убийств чести, в то время как ряд женских организаций, согласно данным The Independent, подсчитали в том же году, что количество таких убийств составляет примерно 20 тысяч".

К сожалению, мигрируя в цивилизованные страны, представители этих отсталых культур приносят с собой и свои дикие обычаи. Недавно я писала об одном таком убийстве в Берлине. Понятно, что история вызвала большой резонанс, она широко обсуждалась. Даю сокращенный перевод статьи эксперта по исламу Ахмада Мансура (и обратите внимание на ее название - статья не только и не столько про ислам).


"Пожалуйста, дорогие политики: прекратите замалчивать убийства чести из фальшивой толерантности

...С 2015 года количество убийств во имя чести резко возросло. Каждое из этих убийств дает нам, как обществу, возможность исследовать их причины, без всяких табу. Правда болезненна и горька. Он гласит: Эмансипация и стремление к личной свободе могут быть опасными для жизни мусульманской женщины из так называемой традиционной среды в Германии. И почти всегда те, кто выносит выносят смертные приговоры, - это их собственные семьи.



Еще одна, еще более болезненная, правда: многие, желающие жиь среди нас, отвергают равенство, сексуальное самоопределение и свободу женщин настолько, что они живут в параллельных мирах. Посреди Германии появились места, где Основной закон не стоит даже бумаги, на которой он написан. Для многих женщин любовь - опасная мечта, которая может стоить им жизни.

Постоянно - страстные разговоры об эмансипации, но только не касательно темы "убийства чести". Почему?
Стоит со всей ясностью заговорить о контексте и предыстории таких действий - например, будучи мужчиной арабского происхождения, мусульманином, живущим в Германии, как я, - и вы сразу же столкнетесь с массивным сопротивлением. Странное явление, ведь в других случаях так часто и интенсивно говорится о равных правах. Если, к примеру, речь о гендерах, или о преимуществах старого белого человека, или о квотах женщин в исполнительных советах и ​​в политике, тогда можно назвать несправедливость несправедливостью и критиковать шовинистическую мужской культуру...

Кто же пытается перед лицом таких жестоких убийств хочет повышать осведомленность и привлекать внимание общества к роли, которую идеологический, «традиционный» патриархальный фон вовлеченных семей может сыграть в качестве спускового механизма, - от подвергается атакам. Простое предположение о такой связи чревато тем, что вас заклеймят или заподозрят в "расизме" или "ненависти к исламу" (да - лично с таким сталкивалась; и как будто "ненависть к исламу" - это что-то плохое!). Здесь, в стране, где человеческое достоинство неприкосновенно в соответствии с Основным законом, тысячи женщин ежедневно подвергаются преследованиям, избиениям, запугиванию и лишению свободы. И заметно значительное количество этих женщин живет в «традиционной», мигрантской среде. Попытка квалифицировать такие действия как "фемицид" - не более чем попытка обобщения и намеренного игнорирования именно этих основ в религии и традиции.
...

Между преступлениями по личным мотивам и преступлениям по имя чести - пропасть

...Есть миры между преступлениями по личным мотивам в немецких семьях и "преступлениями против чести", например, в мусульманских семьях - пропасть. Эрвин или Дитер, который убивает жену под Рождество, потому что она хотела расстаться, обычно действует в одиночку. Он не может рассчитывать на поддержку со стороны собственной семьи, как и на аплодисменты семьи женщины. Немецкая семья не станет воспринимать разведенную и одинокую женщину как социальную угрозу или позор для семьи. И полиция не встретит звонков, в которых отец или брат косвенно подстрекают преступника к убийству, прося его «исправить» неустойчивую ситуацию.ежду отношениями в немецких семьях и «преступлениями против чести», например, в мусульманских семьях. Эрвин или Дитер, которые убивают свою жену на Рождество, потому что она хотела расстаться, обычно действуют в одиночку. Он не может больше рассчитывать на поддержку со стороны окружающих его родных, чем на аплодисменты семьи женщины. Даже сегодня немецкая семья больше не будет воспринимать разведенную и одинокую женщину как социальную угрозу или позор для семьи. И полиция не столкнется со звонками, в которых отец или брат косвенно подстрекают преступника к убийству, требуя "привести в порядок" вышежшую из-под контроля ситуацию.

Вряд ли вы найдете среди немецких школьников того, кто в дискуссии о правах женщин заявляет, что одобряет такой трагический акт или хочет поступить так же, не говоря уже о том, что женщины должны оставаться девственницами до замужества. Вряд ли кто-то думает об измерении собственной мужественности по тому, контролируют ли они женщин в своей семье. Кроме того, здесь никто не станет утверждать, что «религия» диктует убийство. Однако в своей просветительской работе с мусульманской молодежью и беженцами я регулярно слышу все эти аргументы от многих, очень многих. Будь то в школе, в социальных сетях, в мечетях или дома. (Да.  Мой опыт работы в школе - о том же. У них уже подростки заражены этой дрянью. Особенно это заметно у детей "беженцев").

Страшный фронт против против просвещения

Пока тело женщины принадлежит не ей, а ее семье, пока любовь является грехом, пока ее девственность женщины важнее, чем ее жизнь, пока активная торговля женщинами в форме «выкупа невесты» происходит каждый день посреди Германии, пока репутация семьи важнее в обществе, чем счастье отдельного человека, пока в мечетях каждый день навязывается страх перед западным образом жизни, короткой одеждой, самоопределением, -  этот образ мыслей будет поддерживаться, молчаливо или активно. Пока эта модель не будет разрушена - те братья, отцы и мужья, желающие держать членов семьи женского пола "под контролем", живут убеждением, что они признаны обществом и что то, что они делают, является правильным. Таким образом, они продолжают определять, с кем дружит сестра или дочь, когда им нужно быть дома, где и можно ли вообще работать, за кого они выходят замуж, как одеваются. Это тот социальный климат, в котором происходят эти убийства.

Это - жуткий фронт, сопротивляющийся Просвещению. Среди них, грубо говоря, левые отрицатели реальности, правые расисты, равнодушное большинство и сами мусульманские ассоциации. Когда дело доходит до осуждения принудительных браков, насилия в семье и убийств чести, эти мечети и ассоциации мигрантов внезапно замолкают...


Ведь в этой области существуют сильные табу. Речь идет о вопиющем неравенстве в воспитании мальчиков и девочек, отказе от полового самоопределения, настаивании на гендерной сегрегации, девственности женщин, идеях чистоты и целомудрия. К сожалению, организации и большинство мусульман в Германии не хотят отказаться от этих позиций в своей концепции ислама - и поэтому мы видим только самую вершину айсберга в виде "убийствах чести" и насильственных браков...

Насколько живы патриархальные представления, я испытал на собственной шкуре

Без тщательного изучения общепринятых образовательных методов в упомянутой среде невозможно отследить причины ("убийств чести" и прочих гадостей). Санкционирование насилия в семье, принятие концепций маскулинности, узаконивающих насилие, коллективистская идентичность и консервативное понимание ислама означают, что мужчины не могут или не имеют права терпеть отвержение своих жен или подруг, но сами реагируют физическим или словесным насилием, или и тем, и другим, на малейшие повышенные требования. В патриархальном укладе мужчина видит себя главой семьи: женщина, которая хочет бросить вызов воле главы, является прямой угрозой и провокацией социально развитой самооценки мужчины. (Тут некоторые писали, что нельзя называть людей "зверушками", даже таких. Но то, что тут описано, - типичный альфа-самец в стае, тут всего лишь зоология). Поэтому она должна быть немедленно наказана. Насколько живо действуют эти идеи и концепции, мне стало ясно, когда мои друзья-мусульмане несколько раз предупреждали меня не жениться на моей немецкой подруге. В отличие от женщины из моей общины, которая не рассталась бы со мной ни при каких обстоятельствах, подруга могла бы когда-то меня оставить, а тогда не будет никого, ни брата, ни отца, чтобы помешать ей это сделать.

Чтобы разорвать порочный круг насилия, нужны новые мужчины

Прежде всего, нам нужны новые образцы для подражания, чтобы разорвать порочный круг насилия и угнетения. Прежде всего, нужны мужчины из мусульманского сообщества, которые сознательно представляют иную концепцию гендерных ролей и, например, не отождествляют свою "честь" с девственностью своих сестер или поведением своих жен. Нужны мужчины, которые отвергают насилие, не боясь потерять свою силу и мужественность, мужчины, которые входят в свое сообщество в качестве послов (цивилизованного общества) и демонстрируют своим сверстникам альтернативу, побуждая их вырваться из средневековых, традиционных представлений и установок.

Всего этого хочет проект „Heroes“, в котором я работаю руководителем группы. Он предлагает наиболее адекватную профилактику для предотвращения убийств "во имя чести". Таких проектов нужно гораздо больше. Потому что нашему обществу пора заняться конкретной, ясной и свободной от всяких табу работой над темой гендерных ролей, мужественности и прав женщин среди мусульман. В противном случае мы остаемся невольными сообщниками преступников".




Немного об авторе.

Ахмад Мансур - палестинец из Израиля, в прошлом радикальный исламист, ныне немецкий психолог, журналист и общественный деятель, гражданин Германии. Несколько лет жил под охраной полиции - в связи его высказыниями и деятельностью.


Tags: Германия, ислам, ликбез
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вечер при свечах и мигающих огнях

    Свеча горела на столе. Свеча горела. Б. Пастернак А посмотрите, как у меня уютненько и романтичненько - не правда ли? Вот век бы не видеть…

  • Опять пропало Рождество?

    И Новый год тоже. Год назад писала про Рождество и Новый год в условиях чрезвычайщины - и в этом году то же самое. У нас с сегодняшнего дня в…

  • Ещё про конопельку

    Как я уже писала, конопля - друг человека. И из нее делают массу полезных вещей - от тканей до строительных материалов. Но, как говорится, любим…

promo lashevchenko september 2, 2016 10:00 16
Buy for 10 tokens
Все-таки странное это место - берлинский Главный вокзал. То приезжаешь туда, чтобы погулять в центре и поесть мороженого - и попадаешь на грандиозный антиправительственный митинг, то подходишь к нему со скромным желанием сесть на электричку - и видишь вот такое: Оказалось, что это -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Вечер при свечах и мигающих огнях

    Свеча горела на столе. Свеча горела. Б. Пастернак А посмотрите, как у меня уютненько и романтичненько - не правда ли? Вот век бы не видеть…

  • Опять пропало Рождество?

    И Новый год тоже. Год назад писала про Рождество и Новый год в условиях чрезвычайщины - и в этом году то же самое. У нас с сегодняшнего дня в…

  • Ещё про конопельку

    Как я уже писала, конопля - друг человека. И из нее делают массу полезных вещей - от тканей до строительных материалов. Но, как говорится, любим…