Allasko (lashevchenko) wrote,
Allasko
lashevchenko

Category:

О неуважении к власти


Он уважать себя заставил
и лучше выдумать не мог.
А.С.Пушкин


С сегодняшнего дня в России вступил в действие самый абсурдный из российских законов - закон о неуважении к власти. Т.е. президент и Госдума расписались в своей невозможности добиться уважения граждан собственной страны каким-либо иным способом, чем под страхом уголовного наказания.


В связи с этим - не могу не перепечатать сегодняшний пост из Телеграм-канала Дмитрия Гудкова на данную тему.

"Здравствуйте, сенатор Клишас. Это я, Дмитрий Гудков, а это мой иск на ваш закон об оскорблении величества, то есть о неуважении к государству. Не хотели идти на дебаты про законопроект, вводящий цензуру? – Получайте иск, встретимся в суде.

Я честно звал сенатора Клишаса на дебаты. Он струсил и спрятался. Петра Толстого, соответчика, я никуда не звал, но он среди подписантов закона наиболее статусный – целый вице-спикер Госдумы. Конечно, с ними все понятно, как и с тем государством, которое они защищают. Это не государство, а олигархическая шайка, задача которой – удержать власть до смерти (желательно – нашей, а не своей). <Внимание! Неуважение к государству!>

Тем не менее даже внутри такого государства еще нельзя творить совсем уж все, что захочется. Есть написанные на бумаге законы, есть независимые СМИ, есть суд, иногда вынужденный соблюдать хоть какие-то правила. Вот этим мы – я и юрист Юлия Федотова – сейчас и постараемся воспользоваться.

Закон о неуважении к государству, по которому нельзя плохо говорить о нем, вступает в силу сегодня. Поэтому сегодня я и подаю иск. Не нужно объяснять, что закон нарушает базовое право на свободу слова. Но доказать это, не увязнув в судебной полемике, будет трудно, поэтому в иске мы сосредоточились на конкретных вещах: элементарной юридической безграмотности авторов документа.

Изложу основные тезисы:

1. Закон сформулирован безграмотно и нарушает принцип правовой определенности. Он наказывает за выражение явного неуважения к государству (то есть тихо презирать его не возбраняется) в «неприличной форме». Что такое «неприличная», закон ответа не дает.

2. Также «неприличная форма» должна оскорблять человеческое достоинство и общественную нравственность. Как может форма оскорбить абстрактные категории – тем более непонятно. Это беллетристика, а не юриспруденция.

3. Как можно проявить «явное неуважение» к государству? Уважать можно человека за его качества. Как можно уважать или не уважать абстрактный институт?

4. Для ответственности по новому закону не нужно наступления никаких негативных последствий. Просто оскорбил – и все. Никакого вреда – одно наказание.

5. Непонятно, за какое именно распространение оскорбления будут наказывать: в ограниченных (закрытых) группах, просто в Сети? Все та же правовая неопределенность.

6. По новому закону невозможно будет даже провести административное расследование «оскорбления», значит, невозможна будет экспертиза. Как следствие – решать, оскорбили вы государство или нет будет полиция и суд. Мы уверены, что у какого-нибудь лейтенанта без профильного образования хватит необходимых навыков?

И напомню: по закону с такими формулировками физических лиц будут наказывать штрафами до 100 тысяч рублей, а при «повторном неуважении» (звучит-то как!) – до двухсот тысяч или арестом до 15 суток.

Но хватит слов – встретимся в суде".





Tags: Россия, о страшном, фашизм, цензура
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo lashevchenko august 29, 2016 11:00 8
Buy for 10 tokens
Тут обнаружилось такое вот объявление от полицейской дирекции в Лейпциге: Перевод: Полиция просит вашей помощи! Вознаграждение 1 000 евро! 11 августа между 20.50 и 22.50 в вашем районе был утерян пистолет-пулемет Хеклер и Кох МР5. Несмотря на интенсивные поиски, оружие до сих пор не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

Recent Posts from This Journal